Второй конкурс квент
Только для Посвященных с третьего ранга
[strange]
источник

Архив Святой Инквизиции. Личное дело за номером 182337: Стефано «Эррини».

! Где сейчас находится и чем занимается Стефано, называющий себя Эррини, неизвестно, но в любом случае все, кто имеет о нем хоть какую-то информацию, дополняющую или отличную от указанной здесь, обязаны немедленно передать ее в Инквизицию !

Стефано Констанций Августин, урожденный Эррини (его мать Констанций Эррини взял в жены, когда она уже носила ребенка, потому еще три года после рождения Стефано его права оспаривались и подвергались сомнению).

Родился 7 числа месяца сентабра, года 353 от Сокрытия.

Был наследником герцога Эррини, графом Ларральским, высоким покровителем Исмеи. Лишен титула и всех званий за измену, преступно присвоил себе фамилию, уже не принадлежащую ему после его позорного бегства от правосудия Великой Закатной Империи и множества тягчайших преступлений.

Его мать, Селеста Анард из Гвейи, пережила четыре покушения на свою жизнь, пока носила ребенка — бывшие супруги Констанция Эррини и их родичи не желали мириться с его решением отдать большую часть имущества в наследование сыну своей новой жены. Возможно, причина была в этом, возможно в чем-то ином, но Стефано родился слепым. Герцог Эррини души не чаял в сыне, боготворил жену, а потому даже это суровое увечье не заставил его отказаться от ребенка.

Неизвестно, знал ли старый герцог о колдовстве, к которому прибегла его супруга, но достоверно известно Инквизиции, что в начале 354 г. из Гвейи в Империю прибыл некий Магнус Астаир, известный своим чародейским волховством, и этот человек гостил у семьи Эррини долгих 4 года.

После этого слепой мальчик стал воспринимать мир каким-то своим, особенным способом. Понимая, что зрение никак не обрести, все обрекали Стефано на тихий домашний удел, пророчили ему жизнь без потрясений и особенных событий. В отместку наследник Эррини стал заниматься фехтованием — и немало в том преуспел, каким-то чудодейственным образом узнавая действия противника. Старый герцог был так горд и счастлив, что никогда не интересовался природой странного дара сына, он настоял на продолжении обучения, впрочем, это было нетрудно. Стефано так и тянуло к оружию, поскольку именно владение им, единственное, могло дать ему возможность избегнуть предсказанной родственниками унылой судьбы. В итоге к своим 20 годам он не только прекрасно владел мечом и копьем, но еще и был неплохим наездником, умелым бойцом на кулаках и не последним лучником. Последнее особенно поражало многочисленных учителей Стефано — слепой удивительно точно стрелял, что даже будило в некоторых подозрения насчет подлинности его недуга.

После завершения Воинского Корпуса, Стефано служил в Тасской центурии под началом графа Альберта Берга. В начале кампании 374 г. после гибели Берга на поле боя возглавил остатки центурии и сумел вывести ее из окружения, за что был награжден орденом Черного Клинка и повышением по службе.

За время военных действий проявил себя излишне своенравным, но успешным командиром, был награжден также орденами Алой Росы 2 степени, Железным Кругом 1 степени и Крестом Святого Родерика.

Однако от почетных назначений и должностей Стефано отказался в конце войны, уже тогда проявив дерзость, упрямство и ненадежность.

После дуэлей, которые вернее было бы назвать шутовскими поединками, где он жестоко надсмеялся над честью и доблестью сына маршала Онарри и адъютанта герцога Венардеса, Стефано без разрешения властей покинул столицу и полгода скрывался. Через полгода его нашли, разжаловали в капитаны и отправили в гарнизон Исмеи.

При нападении варров и осаде города он проявил мужество и стойкость, за которые жители поднесли ему высокое покровительство городом. Однако и тогда его дурной нрав проявился в его поступках. Приняв венец покровителя из рук городских властей, Стефано, тем не менее, отказался прибыть к императорскому двору и получить прощение, которое в великой милости своей готов был даровать ему Император Заката.

Его однако перевели на должность выше, в Ниферрский Легион, ибо думалось тогда, что его заблудшую душу еще можно вернуть к свету истинного служения Империи.

Роковым стал 378 г. — когда в граничащих с Гвейей провинциях вспыхнуло восстание. Почти все войска оказались заняты на юге, у восточных окраин стоял только Ниферрский Легион, который Император не спешил бросать на подавление какого-то крестьянского бунта. Однако стало известно, что восстание подняли гвейские шпионы, что Гвейя готовиться ввести на охваченные бунтом территории свои войска.

Тогдашний командир легиона, барон Ийдель, в конце 377 г. получил указание подавить восстание. Он с успехом отвоевал у бунтовщиков два города, но в третьем, Сариге, столкнулся с неожиданным сопротивлением. Ийделю пришлось разделить Легион, часть отправить усмирять непокорных и выдворять гвейских провокаторов, а часть — с собой во главе — оставил под стенами Сарига.

Осада была тяжелой, но наконец крепость пала. Увидев, что горстка мятежников пытается сбежать из взятого города, Ийдель отправил за ними Стефано с наказом пленных не брать.

Что произошло далее — достоверно неизвестно. Но Стефано Эррини не только не выполнил приказ, но и бежал в Гвейю, по всей видимости, сообщив много ценной информации, которой он, как профессиональный военный не последнего ранга, обладал.

Император долготерпим и милосерден, но коварный изменник отказался явиться на суд чести, за что был лишен дворянства, титулов и званий. Старый герцог к тому времени умер, так что он был избавлен от позора быть отцом такого сына. Мать Стефано, как родственницу государственного изменника, лишили имущества и титула, а немного позже выяснилась ее связь с гвейским канцлером, были обнаружены шпионские письма и провокационные документы.

В маиле 378 г. Селеста Анард была казнена по обвинению в шпионаже, полностью доказанным на суде.

После этого Стефано Эррини объявил о себе — на границе с Гвейей от его молниеносных налетов стало невозможно жить — пользуясь покровительством канцлера, он со своей разбойничьей шайкой из гвейских преступников грабил и убивал мирное население, особенно же страдали от него гарнизоны пограничных крепостей, которых он уловками выманивал из-за стен и разбивал, пользуясь своим численным превосходством.

Но Всеединый справедлив. Канцлер Гвейи сменился, а новый оказался дипломатичнее прежнего. Он согласился выдать разбойника, присвоившего себе благородное имя и мешающего дружеским отношениям двух стран.

Увы, Стефано так и не нашли. Но в 382 г. на посольство Великой Закатной Империи на Медных Островах был совершен дерзкий налет — пропала ценная дипломатическая переписка, важная информация по военным и торговым делам. В одном из нападавших опознали Стефано, который хоть и был изуродован шрамами, но все же остался все так же узнаваем, слеп и одержим идеями мести.

Его пытались ловить и почти поймали, он с трудом ушел из рук Инквизиторов. На четыре года Стефано пропал, о нем никто не слышал, и думали даже, будто он умер.

Только в конце 386 г. он появился вновь — и на этот раз его дерзость граничила с безумием — он пытался убить Верховного Инквизитора. Конечно, это разбойнику не удалось, но только лишь потому, что Всеединый уберег своего верного слугу — план Стефано был составлен идеально, если бы не чудо, заставившее одного из прислужников создать иллюзию, показавшую Стефано его мать на виселице, Инквизиция могла бы понести великую утрату.

Стефано исчез из Империи, казалось, он просто сгинул — никакие поиски не давали успеха. Известно, что в Империи Стефано, называющего себя Эррини, сейчас нет. Он подался в наемники, он продает свой меч любому врагу Великой Закатной Империи и ее Святой Инквизиции, замыслы которого отличаются должным коварством и подлостью.

Разбойник и убийца Стефано отныне и навсегда объявлен врагом Империи и всякий, у кого будет возможность, обязан свершить правосудие и убить отъявленного злодея, негодяя, изменника и еретика, отрицающего волю Всеединого, которую несет в мир Святая Инквизиция.

При этом следует помнить, что этот враг государства чрезвычайно подл и опасен. Не стоит обманываться и его слепотой — много раз доказано, что посредством черного гвейского колдовства, искалечившего его душу, он не менее дееспособен, чем любой зрячий. Есть также подозрение, что помимо возможности «видеть», это волховство дало Стефано противоестественные возможности, пользуясь которыми, он может подчинить себе волю слабых и управлять их действиями. У матери Стефано обнаружили всевозможные колдовские инструменты для гадания и т.н. предсказания будущего. Поэтому не стоит упускать из виду, что некоторым своим штучкам она вполне могла научить и сына.

Пусть опасаются те, кто недостаточно верует во Всеединого Господа — ибо они ничем не защищены от преступного чародейства. Но посвященные Инквизиции могут, должны и обязаны способствовать укреплению веры и свершению правосудия, потому все действия, направленные против Стефано «Эррини» благословенны Господом и Святой Инквизицией.

Во славу Господа Всеединого и к могуществу Империи!

___________________________________________
Писано 19 числа месяца мартеля, году 387 от Сокрытия.

© strange