Второй конкурс квент
Максимилиан фон Виттельсдорф
[Hallward]
источник

Нет-нет, господа, я подошёл к вам вовсе не за милостыней. Да разве по моему облачению и осанке не видно, что перед вами человек благородных кровей, а не какой-нибудь безродный голодранец? Почему же при мне нет меча? О, святой отец, то что Вы и Ваши товарищи по незнанию принимаете за пустые ножны, представляет собой мой верный фамильный меч, на который, к тому же, наложены могущественные чары!

По вашему выговору, судари, я понял, что вы явились в эти края издалека, а по звону оружия и ещё некоторым звукам и, осмелюсь добавить, запахам, доносящимся от вашего стола, я легко распознал в вас странствующих искателей приключений. Что ж, в некотором роде мы собраться по цеху. Но считаю своим долгом предупредить вас: эта деревня находится на границе герцогства Айхенвальдского, а герцог давно уже запретил вооружённым группам свободных людей, в особенности компаниям странствующих приключенцев, появляться в его владениях. А я так понимаю, что как раз через земли Его Высочества Иоахима фон Айхенвальда и лежит ваш путь. Что ж, я могу предложить один способ обойти этот запрет. Чего я хочу взамен? О, нет, ни в коем случае не денег, — всего лишь вашего общества в пути. Впрочем, и вам понадобится моя компания. Да-да, я сейчас всё объясню. Но сперва вам, наверное, любопытно будет услышать мою печальную историю.

Знайте же, что я — младший сын маркграфа Густава фон Виттельсдорфа. Я вырос в замке отца, с детских лет окружённый любовью и заботой родителей. Вам нет нужды выслушивать обо всех событиях моей отроческой поры, скажу лишь, что я от всего сердца был привязан к своему старшему брату Конраду, наследнику отцовского титула и имения. И хотя мне, как второму сыну, было уготовано странничество или же заточение в монастыре святого Кутберта, я нисколько не смел завидовать своему старшему брату, испытывая к нему самую искреннюю братскую любовь и отдавая должное его природной мудрости и справедливости. Осмелюсь добавить, однако, что мой бедный брат Конрад с детства рос хилым и болезненным, я же наоборот, всегда отличался цветущим здоровьем и с малых лет выказывал несомненные успехи в верховой езде и обращении с оружием. Но не подумайте, будто бы я считаю себя более достойным маркграфского звания: я всегда восхищался глубоким умом моего брата и его учёностью, недоступной моему пониманию: вряд ли кто-либо мог управлять отцовскими владениями лучше, нежели он. И тем не менее, мне пришлось стать маркграфом Виттельсдорфским, да ещё и при самых печальных обстоятельствах.

Однажды, когда я охотился вблизи отцовского замка, я повстречал одинокого путника. Из уважения к его учёному виду и его усталости, я пригласил его отобедать в замке. Увы, как мог я знать, что под обличьем странствующего книжника скрывался злой и коварный волшебник Флибертиджиббет — давний недруг моего несчастного отца! Во время трапезы этот злодей напал на нас силами своего злокозненного колдовства, умертвил моего отца, ослепил меня, а моего бедного брата превратил в свинью! После чего немедленно скрылся.

Я похоронил отца и позаботился о том, чтобы моего брата содержали в подобающих условиях отдельно от других свиней и хорошо о нём заботились. Я вынужден был принять титул, но слепота мешала мне стать настоящим правителем своих владений. Большую часть дел мне пришлось доверить управляющим. Кроме того, сердце моё сгорало от жажды мести и разрывалось от жалости к брату, попавшему в столь унизительное положение. Я твёрдо решил отыскать недостойного Флибертиджиббетта и заставить злодея вернуть Конраду прежнее обличье и понести заслуженную кару.

Я оставил все дела на попечение своего воспитателя, жреца Пелора, снарядился в дорогу и покинул родовой замок. Путешествовать по дальним дорогам оказалось не так-то просто для слепого. Слава богам, в самом начале своих странствий я встретил монахов из монастыря святого Кутберта, которые приютили меня у себя на некоторое время, позаботились обо мне и научили меня многим секретам, способным облегчить жизнь того, кто, будучи лишён зрения, вынужден всецело полагаться на прочие чувства. Сложно выразить, как я благодарен достойным монахам за их уроки, не раз спасавшие мне жизнь впоследствии!

Я боялся, что какие-либо недостойные люди могут впасть в соблазн воспользоваться моим бедственным положением и присвоить себе часть моего имущества. За которым я не в силах уследить. Мои опасения увеличились после того, как я однажды лишился кошеля с деньгами и богато отделанного шлема. Я отправился к знакомому волшебнику, который, в обмен на небольшой земельный надел в моём маркграфстве, согласился наложить на моё оружие и некоторые другие вещи чудодейственные чары. Сейчас вы не видите моего меча, вашему взору предстают лишь пустые ножны. Даже дотронуться до рукояти вы не можете, как не могу и я сам. Но до встречи с моим недругом я готов постоять за себя и вот этим походным посохом. Но как только Флибертиджиббет предстанет передо мной, мой фамильный меч мгновенно станет вновь видимым и осязаемым и сам переместиться в мою руку, чтобы скорее отведать крови бесчестного чернокнижника!..

Я странствовал повсюду, но нигде не мог отыскать Флибертиджиббета — лишь слухи о нём. О, мог ли я представить себе в детстве, мечтая о жизни странствующего рыцаря, что со временем стану настоящим специалистом по слухам, будто какой-нибудь городской корчмарь или бродячий жонглёр! Слухи о злом волшебнике наконец привели меня сюда — в земли герцога фон Айхенвальда. Я путешествую по всему герцогству, из конца в конец, в компании искателей приключений, подобных вам, и ищу встречи с коварным колдуном. Да, герцог запретил свободным людям носить оружие, если только они не находятся на службе у какого-нибудь феодала. Но я-то дворянин, и не последних кровей, к тому же прямой вассал герцога. Я подписываю грамоту о том, что люди сопровождающие меня, суть поводыри и охранники на моей службе, и тем самым они вправе опоясываться оружием. Кого удивит, что ослепший дворянин нуждается в охране во время путешествия? Уже немало искателей приключений беспрепятственно пересекли земли герцога благодаря мне — так мы помогаем друг другу. Лишь однажды мой новый спутник, перед этим долго выспрашивавший меня об обстоятельствах моей жизни, вдруг, едва я подписал грамоту, сорвался с места, покинул меня и ускакал в направлении Виттельсдорфа. Странно… Наверное, он получил какие-то срочные известия магическим путём и вынужден был спешно отбыть, не попрощавшись. Надеюсь, с ним не произошло ничего страшного…

В общем, мы можем составить грамоту, и тогда нежелательное любопытство герцогских стражников и шерифов к вам охладеет. Вы поможете мне, а я помогу вам. Идёт? Я знаю, гнусный Флибертиджиббет где-то рядом, завтра или послезавтра мы обязательно наткнёмся на его след.

© Hallward