Второй конкурс квент
Дева-воительница (Лобаш)
[Gremlin]
источник

Воевода внимательно смотрел на стоявшего перед ним молодого плечистого парня.

— Так, значит, говоришь — не помнишь, откуда ты родом? И как появился там — тоже?

— Да, господин. Ничего не помню. С головой что-то случилось. — Парень смущенно потупился и сокрушённо развел руками.

— Ну ладно. Тут я тебе ничем помочь не могу. А за то, что баб наших выручил и поганых чернолицых разогнал — это тебе спасибо. И от меня, и от всех. Можешь пока у нас жить остаться — в любой деревне тебя как родного примут.

Парень еще раз поклонился и отошёл. Воевода задумчиво посмотрел ему вслед. Да, совсем непонятно выходит. Ведь вроде из этих мест парень — и по выговору, и по одёжке. А не знает его никто. И сам он ничего сказать не может. Да и вообще, странный он какой-то. Кого-то он напоминает, но, хоть убей, непонятно, кого. Пожалуй, не без колдовства здесь…

Парень отошел подальше от изб и с тяжким вздохом опустился на траву. Перед глазами ещё раз пробежали события прошлой ночи: налёт чернолицых на опустевшую деревню — все мужики ушли, остались только бабы с ребятами. Крики, плач… Она попыталась бежать к лесу через огороды, но её нагнали, схватили за волосы. Поганые чёрные рожи с жёлтыми глазами. Девок, баб молодых повязали и погнали через лес. Сначала было просто страшно. Всё надеялась, что, может, выручит кто, может, мужички заутра вернутся да в погоню кинутся… А наутро загнали их в какую-то пещеру. К ней подошли четверо и, погано скаля гнилые зубы, потащили в сторонку, начали лапать. Они, конечно росточком-то мелкие, с одним она бы и сама справилась, может с двумя, но против четверых… И такое зло её взяло, такая обида… Ну почему я не здоровый мужик, чтобы дать этим поганцам дубиной промеж глаз, чтобы черепа потрескались как орехи, чтоб духу их поганого на земле нашей не было?! И вдруг видит, что шарахнулись чернолицые от неё, руки отпустили. А тут рядом как раз дреколье всякое валялось — на костер, видать, натащили или ещё зачем. Как схватила она дубину здоровенную — даже не почувствовала, что тяжёлая, как начала охаживать направо и налево… Что было-то — она и правда плохо помнит. Ярость глаза застила, только одна мысль и была: перебить погань, чтоб никто не ушёл. А когда кончилось всё, подошла она к другим бабам, что в уголочке жались, а те ей в ноги повалились благодарить и «добрым молодцем» величать вздумали. Посмотрела она на свои руки и ахнула: здоровенные мозолистые лапищи, как у мужика взрослого. Да и ростом она повыше вроде стала, и вообще… Выскочила тут она из пещеры, к оврагу, над лужицей стоячей наклонилась — а смотрит-то на неё из воды мужик бородатый, косая сажень в плечах. Ну, борода-то, допустим, только-только пробивается, но всё остальное… А уж как в кусты отошла по малой нужде — вообще чуть со стыда не померла.

От размышлений её оторвали голоса. Ага, наши парни, деревенские. Все здесь: и Милош, и Стась, и Войко. А вот и Ярослав. Смотри-ка, меня ищут, расспрашивают. И Ярослав бледный весь, переживает. А эта стерва рыжая ему глазки строит. Вот холера! И как я к нему теперь подойду? Ничего себе невеста! Я ж его на голову выше и в плечах шире. И ноги волосатые и вообще… Ох, о чём это я? Нет, рассказать правду — ни за что! Да и не поверит никто. Но что же мне теперь делать? Типа просто подойти, сказать «привет» и позвать пива выпить за знакомство? Ой, я ж пиво ненавижу. Горькое такое и запах противный. Нет, надо ещё что-нибудь придумать… Да и вообще, как это я буду мужиком? Это ж… Нет! Надо срочно как-нибудь обратно расколдоваться… Оно, конечно не то, чтоб совсем плохо получилось. Не снасильничали, не убили, и то хорошо. И других баб тоже, выходит, я спасла. Спасибо, конечно, уж не знаю кому. Только если б я знала, что в тот миг всё по моему слову сбудется — уж я бы поумнее чего пожелала. Например, чтоб все чернолицые просто сквозь землю провалились. Ну да что сейчас говорить… Надо думать как дальше-то жить. О, Господи, это ж что получается, ежли я теперь мужик, то…

— Эй, Лобаш, пошли с нами пиво пить!

Вот чёрт! Срочно надо что-то придумать.

— Спасибо, ребят. Только пиво я пить не буду.

— Чё, компанией нашей побрезговал? Герою с простыми мужиками пить не к лицу?!

- Да нет, ребят, что вы. Пойти я с вами пойду с удовольствием. Только вот пива мне нельзя. Обет я дал, три года хмельного в рот не брать. — Лобаш опять смущённо улыбнулся и развёл руками. — А вы вот что, ребята, я слыхал, девку одну потеряли? Помогу я вам её найти. Только и вы мне помогите. Видите, заколдовал меня кто-то. Ни дома родного вспомнить не могу, ни отца с матерью. Надо бы мне Вещего Деда найти. Может знаете, где он обретается-то?

© Gremlin