Второй конкурс квент
Джаэре До'Айгракс
[Hallward]
источник

Я появилась на свет в 21 день месяца Ворона, т.е. в 21 день солнечного года. В ночь моего рождения соседская овца принесла ягнёнка о двух головах, что было истолковано как знамение.

У меня чёрная кожа и снежено-белые волосы, как это свойственно нашему народу, и глубоко посаженные глаза цвета янтаря, унаследованные мною от матери.

Моя мать и мой отец были странствующими приключенцами. Они были щедро наделены природными талантами и многого достигли в своём редком ремесле, ставившем их вне жёсткой иерархии матриархального общества тёмных эльфов.

Девочкой я любила слушать рассказы одного из своих родственников, который слыл большим знатоком истории нашего народа. От него я узнала множество легенд и преданий старины, что впоследствии позволили мне снискать расположение и уважение сверстников, которые часами были готовы слушать мои истории.

Но многие услады молодой поры оказались мне недоступны. В юности я тяжело заболела и много лет провела прикованной к постели. Болезнь опустошила меня, ослабив мои тело и душу.

Но я не сдавалась. С детства я отличалась зоркостью и быстротой реакции; кроме того, меня непросто было ввести в заблуждение при помощи хитроумных наваждений. Я решила добиться признания на воинском поприще и сумела поступить в ученицы к признанному мастеру скимитара. На 125 году моей жизни моё ученичество закончилось. Я стала настоящей воительницей.

В то время многие отправлялись искать подвигов и славы по ту сторону Дракалорского хребта, где, согласно пророчествам, должна была состояться новая битва между силами Порядка и Хаоса. Никто из этих глупцов не вернулся назад. Я тоже пересекла Дракалорский перевал, но не победой над силами Тьмы были заняты мои мысли. Сердце моё было полно решимости принять в себя первичный Хаос и, растворившись в нём, подчинить его себе. Я вернусь в родной край, но не пустяковый лавровый венец, которым чернь спешит откупиться от своих спасителей, будет украшать моё чело. Корона Хаоса — вот подходящий головной убор для истинной дочери Ллот.

Я твёрдо шла к своей цели, не отвлекаясь на дурацкие просьбы, с которыми постоянно обращались ко мне безмозглые простолюдины. Пусть сами ищут своих сбежавших собак и загулявших ремесленников, покуда я ударами скимитара и болтами из арбалета прокладываю себе дорогу к встрече с Хаосом.

Много трудностей пришлось мне преодолеть, много опасностей поджидало меня на пути. Но страшней кровожадных чудовищ и хитроумных ловушек оказалось дыхание Хаоса, с которым я искала встречи, и который искал встречи со мной. По мере того, как моя душа обращалась к нему, Хаос всё сильнее проникал в моё тело, вызывая в нём достойные удивления перемены. Моё тело покрылось чешуёй, на моей голове выросли усики, как у carrion crawler’а, но я только радовалась этому — ибо на пути к моей цели красота значила гораздо меньше, чем дополнительная защита и повышенное восприятие. Ядовитая слизь стала сочиться с моих ладоней, но я заблаговременно позаботилась о толстых кожаных перчатках, и отныне всегда надевала их перед принятием пищи.

Но теперь Хаос сыграл со мной злую шутку — я перестала видеть. Мир и прежде не был особенно ярким, но теперь он по-настоящему померк для меня. Слепота не нова для меня: мне и раньше приходилось утрачивать зрения в результате чужих заклинаний или собственных неудачных экспериментов с зельями. Но тогда это всякий раз бывало не непродолжительный промежуток времени. Достаточно было выстоять несколько минут боя вслепую или даже просто отдохнуть, прислонившись к стене пещеры — и зрение возвращалось ко мне. Я и представить себе не могла, как это: ослепнуть навеки…

И вот я бреду по очередному коридору, держась левой рукой за замшелую стену и чутко прислушиваясь к звукам вокруг. Не знаю, долго ли я сумею так продержаться. Но в конце концов, мне не так много осталось: я уже в самом сердце Хаоса. И отступать мне некуда, надо мной — десятки этажей лабиринта, по которым я некогда прошлась огнём и мечом, но которые сейчас вновь заполнились новыми порождениями Хаоса. А за ними — чужой и холодный наземный мир, где меня никто не ждёт. Нет места сомнениям, нет места колебаниям — я должна идти вперёд. Ну-ка, а что это за пустота под ногой: неужели новая ловушка? Слава Ллот, ступени вниз!…

© Hallward