Второй конкурс квент
2LT Deborah Stephens
[monastyrski]
источник

— Интересно, куда этот старый yeng собрался?

Наряд начкара вообще сулит мало развлечений. А уж если ходишь в него через день…

Но сегодня явно выдался особый случай. Смена A закончилась полчаса назад, и все эти полчаса д-р Бенсон просидел у себя в машине, не трогаясь с места и даже не заводясь. А теперь вдруг вылез и пошел прочь от Комплекса. Чего он пытался высидеть? И куда вдруг собрался? Домой, в город? Двадцать миль? В его-то возрасте?

Дебби совершенно искренне считала престарелыми всех людей старше тридцати. Сама же она, как ей вдруг подумалось, вполне годилась в Вест-Пойнт по второму разу — нет двадцати трёх, гражданка США, не замужем, не беременна, не несёт обязанностей по содержанию ребёнка или детей…

Но Дебби уже стояла в Длинном Сером Строю. Стояла вот уже почти 5 лет, с того дождливого, совсем не праздничного июньского дня, когда её впервые назвали «кадетом».

Она и не ждала праздников — ни от службы, ни от жизни вообще. Девчонки из Меридиана вообще редко ждут от жизни праздников: Меридиан — это вам не Голливуд! И ещё реже дожидаются…

Дед Дебби по матери, Том Истленд, майор ВВС, «пропал без вести при исполнении воинского долга» в 65-м. Только в 2015 году шишки из Пентагона задумаются о том, могут ли его потомки узнать, в какой точке земного шара познакомился с сэром Айзеком Том «Этруск» на своём U2, или им стоит потерпеть ещё 50 лет.

Джим Стивенс, дед по отцу, не нажил себе даже серебряных «листков», зато получил от Дяди Сэма честную могилу. Его, армейского капитана, настигла одна из последних пуль Корейской войны.

Тед Стивенс, отец Дебби, демобилизовался, прослужив офицером всего лишь полтора года — и оставив в сайгонском госпитале два метра кишок и полторы почки. Он умер осенью 84-го, через неделю после выборов. Дебби его не помнила.

Удивительно, но ни мать, ни бабушки Дебби не видели ничего странного ни в своих судьбах, ни в судьбах своих мужей. Земля Свободных является таковой, лишь пока пребывает Домом Храбрых, учили они девочку. Долг мужчины — Служить и Защищать, долг женщины — рожать и растить новых защитников.

С последним Дебби была решительно несогласна. При росте чуть более шести футов она весила 220 фунтов — не имея ни грана лишнего жира. В баскетбольной команде школы она была ключевой защитницей, но эта карьера её не привлекала. Она знала — её ждёт армия.

Мать к этой идее отнеслась без энтузиазма, но подписала все необходимые бумаги. За четыре года учёбы Дебби пожалела о своём выборе лишь однажды.
— Что конкретно вы сказали кадету Дэвису насчёт «задницы», кадет?
— Сэр… э… я сказала… э… что… э… ну, она может пострадать некоторым образом, если он не уберёт руки… сэр…
— Я сказал, КОНКРЕТНО!
— Сэр… э… что я порву ему задницу, сэр!
— Какую задницу?
— Сэр?
— Дословно!
— Сэр, ну… чёрную задницу, сэр…
— Вам когда-либо доводилось слышать про Пятнадцатую поправку, кадет?
— Сэр…
— Я спросил, ДОВОДИЛОСЬ?
— СЭР, ТАК ТОЧНО, СЭР!
— А про сто семнадцатую статью?
— Сэр… но ведь это было домогательство… сэр?
— …… …! Простите, кадет!… Девочка, ты хорошо понимаешь, в какой стране и в какое время ты живёшь?
— Сэр, так точно, сэр! Я живу в стране, где право человека на сексуальную неприкосновенность охраняется законом и добрым обычаем… сэр!
— Будь он белым… Какой … прости! дёрнул тебя за язык?
— Сэр… но ведь наш закон — «не лгать»! Я сказала правду — я бы действительно порвала ему… сэр…
— Иисус сладчайший! Но почему «чёрную», … … ……! прости…
— Сэр, но она у него… сэр…
— Слово… ну, это… ты произносила?
— Сэр, какое слово, сэр?
— Ну, «ниггер» или что-либо в этом роде…
— Сэр, никак нет, сэр! Я никогда себе такого не позволяла, даже в детстве! Никто, никто не может про меня такого сказать! Поверьте мне, сэр!
— Точно не произносила!
— Сэр, клянусь Вам, сэр!
— Вас кто-нибудь видел?
— Сэр, так точно, сэр! Кадет Рид, сэр! Мери Рид, она тоже чё… простите, сэр! афроамериканка, и она всё Вам подтвердит, сэр! Бу… простите, сэр! кадет Дэвис к ней тоже приставал, сэр!
— Точно подтвердит?
— Так точно, сэр! Она честная де… простите, сэр! кадет, сэр! И она всё видела и слышала, сэр!
— Ладно, если подтвердит… то с этим… героем… долгоруким… я разберусь… Но всё равно… Если бы рапорт был подан мне, а не в канцелярию… А теперь ЭТО навсегда с тобой… Ты понимаешь, ЭТО НАВСЕГДА С ТОБОЙ! НАВСЕГДА!!! ПОНИМАЕШЬ???
— Сэр, так точно, сэр!
— Ничего ты не понимаешь пока что… Дай-то Бог, чтобы и не пришлось… да нет, поймёшь, ой, поймёшь… Ладно… Вы свободны, кадет!

Кадет Дэвис был отчислен через два дня. За оставшиеся два с половиной года учёбы никто ни разу более не коснулся этой темы.

Получив после выпуска назначение в «гарнизон №…», Дебби удивилась — не для того она изучала шесть факультативных курсов восточных языков! Прибыв в Комплекс, она удивилась ещё больше… и удивлялась бы долго, не просвети её начальник, подполковник Гаррисон.
— Ты не знаешь, почему тебя сюда послали? Ты «штрафная», девочка! Мы все тут «штрафные»!
— Но сэр, я не сделала ничего такого…
— Если бы ты сделала что-нибудь ТАКОЕ, ты бы сидела в тюрьме… А так ты — офицер и дж… леди, только вот в личном деле у тебя есть пометка… Ничего, привыкнешь! Здесь тоже жить можно…

Оказалось, что действительно можно — старый армейский рецепт «заткнуться и тянуть лямку» не утратил своей эффективности и в XXI веке. Через месяц Дебби знала периметр наизусть и сдала допуск на помначкара — сержантский наряд, но через него проходили все офицеры охраны Четвёртого комплекса. Ещё через месяц она впервые заступила начкаром. Нижние чины души в ней не чаяли — после того, как она в одно лицо поставила на колёса «Ниссан-патруль», опрокинутый придурковатым капралом О'Салливаном. ЧП за год было два, из них собственно на Комплексе — одно: ночью сработала сигнализация, и капрал Лопес застрелил сыча-эльфа, решившего отдохнуть на сигнальном проводе. Лопес получил премию в размере недельного оклада, хотя Дебби дала бы и месячный человеку, способному ночью попасть из M16 в пятидюймовую птицу с двухсот ярдов — сама она, при своих раскачанных мышцах, не могла даже мечтать о такой стрельбе. Другой раз они прочёсывали город в поисках очень-большой-шишки-из-сенатского-комитета, исчезнувшего после торжественного приёма — и нашли его спящим под забором автомастерской.

Сегодня же впервые за год Дебби увидела нечто по-настоящему необычное.

Подчиняясь лёгкому движению джойстика на начкарском пульте, камера дальнего обзора следила за Бенсоном, который уже отошёл от КПП на добрую милю. Каждые несколько секунд контур его фигуры слегка расплывался от пыли, поднятой очередным порывом ветра. «А ведь старый дурак этой пылью дышит» — подумала Дебби, когда фигура Бенсона на миг совсем исчезла. Но тут она мгновенно выбросила из головы все абстрактные предметы: камера показывала ДВОИХ.

«Объект B… рост 5 футов три дюйма… вес… около 100 фунтов… походка… женская… одежда… балахон какой-то, как в дешёвых фильмах про Восток…» промелькнуло в мозгу Дебби. Ситуация мгновенно перешла из разряда забавных в разряд чрезвычайных. Чужой в зоне Комплекса — всегда ЧП: внешние посты отсекают их миль за 50. Чужой, появившийся как бы ниоткуда, то есть явно прятавшийся — ЧП вдвойне. А уж чужой рядом с д-ром Бенсоном из охранного списка «альфа»… Рука Дебби нащупала и нажала кнопку связи.
— Восьмой — третьему!
— Третий, я восьмой! — раздался в трансляции голос помначкара, сержанта Гомеса.
— 14!
— Вас понял, 14!
— 16 и 18 сюда по 5!
— Вас понял, вызываю 16 и 18 по пятёрке сюда!
— 26!
— …прошу повторить: 26 поверх 14, да?
— 26 поверх 14, подтверждаю!
— Понял Вас, 26 принял.
— До связи!
— До связи, мэм!
Тем временем Бенсон остановился, и таинственная фигура подошла к нему.

© monastyrski