Второй конкурс квент
Архимагистр Всех Наук
[Void Engineer]
источник

«Так, так… Кажется всё готово. Я же обещал Вам, Ваше Высокопроисходительство что на этот раз вс…»

Моя речь прервалась громким «шпок», донесшимся из тигля. Где-то на уровне затылка, куда обычно прилетают подзатыльники, мне показалось, что сейчас меня опять будут бить. Может даже этим тиглем… А уж когда в воздухе поплыл аккуратный аромат «химии в собственном поту»…

Я не привык искушать Судьбу. Нет, не так. Обычно я стараюсь её не искушать… Опять не так. Я просто ученый. Нет, не так. Я ученый-неудачник. Ну да, наконец-то хватило совести признаться.

Быстро-быстро закрыв глаза рукой я пнул ногой тигель и с криком «Я сам! Я сам!» ударился головой о стенку, после чего сполз вниз и потерял сознание.

Пришел в себя я когда-то в другом месте. Болел только затылок. Правильно! Жизнь — великий учитель. Когда ударяешься головой о стену сам, не так больно как если тебя об нее бьют несколько раз другие. Точно. Эту Очень Умную мысль надо записать. Я встал и громким уверенным голосом (всё же я могу думать умными мыслями!) позвал писца.

Ну… В общем, когда после пяти минут писец не пришел, я понял что сижу я всё таки в камере. Нет, ничего такого не подумывайте, меня это нисколько не шокировало. Я к ней привык, меня в неё постоянно засовывают после очередного эксперимента. В ней обычно тепло, есть где спать и можно предаваться размышлениям о сущности Великого Деяния. Ведь всё просто, достаточно выбить один атом из свинца и получится золото — благороднейший из металлов. Кстати, вы не знаете, а кто такие эти атомы? Нет? Жалко. Вот и я не знаю. Но они точно есть. В общем в таких мыслях об атомах и еще какой-то странной штуковине, называемой электричеством, я провел следующие две недели. А вот потом и случилось то, благодаря чему я сейчас сижу здесь и имею четь общаться с такими великолепными собеседниками как вы. Меня вызвал к себе Его Высокопроисходительство и сказал, что я очень ценный сотрудник. Его старый враг, барон Крузенштерн или Крузеншприц, я уже точно не помню… Ах, Крузенкранц! Спасибо, любезнейший, вы мне очень помогли. Так вот этот барон Крузенкриц, прослышав о столь талантливом ученом, соизволил меня пригласить к себе, чтобы я для него сделал золото. А в камере мне пришла в голову одна очень умная мысль, только вы тшшшш… никому не рассказывайте, ладно?… если по расплавленному свинцу очень сильно бить молотком, то эти самые атомы из него просто убегут, посколько забояться, вдруг их сильно ударит… Так что у меня есть мысль продемонстрировать это открытие перед бароном и всей его свитой…

С записью ознакомлен, с моих слов записано верно. Архимагистр Всех наук, Правнук Триждымогущего, Бакалавр медицины и истории, Доктор какопрагмософии и пилокатавасии, Кто-то Какойтович.

Писано в трактире «Нетрезвая лошадь» за шестнадцать верст от владений барона Крузенкранца.

© Void Engineer