Конкурс квент
Генерал Нуньес
[Junior]
источник

Выдержка из Советского Энциклопедического Словаря:

Банания — Республика Банания (Republica de Banania), гос-во в Юж. Америке. (…) Офиц. яз. — испанский. Верующие — гл. обр. католики. Столица — Сан-Банано. Глава гос-ва и прав-ва — президент. Законодат. орган - Парламент. (…) В древности терр. совр. Б. населяли индейские племена, в нач. 16 в. страна завоевана испанцами. В ходе Войны за независимость исп. колоний в Америке 1810-26 страна в 1822 освобождена от колон. гнета войсками С. Боливара. В 1923 созд. компартия Б. Дипл. отношения между Б. и СССР с 1945 г. В период после 2-й мир. войны в экономике Б. усилились позиции империализма США. После бурж.-дем. революции 19.. к власти пришло националистич. пр-во ген. Нуньеса.

Аугусто Серхио Нуньес де Вега стал настоящим позором своей уважаемой семьи. Отец его был широко известен как профессор единственного университета в Сан-Банано, ценитель литературы и знаток древних языков. Старшие братья учились в лучших европейских университетах. Профессор Нуньес мечтал дать и младшему сыну классическое образование, прочил сообразительному и трудолюбивому Аугусто карьеру классического музыканта. Поэтому с шести лет мальчик занимался игрой на фортепиано под руководством лучших учителей, которых можно было найти в Банании. Но в восемнадцать, когда отец собирался отправить его в Европу с целью продолжить обучение, Аугусто взбунтовался. Крепко поругавшись с отцом, он заявил, что быть пианистом позорно для мужчины, и он уходит в армию — сражаться во славу родины. Переспорить Аугусто было невозможно, и, как ни умоляла мать, он остался непреклонен.

В войсках молодому профессорскому сыну пришлось несладко — плохая еда, плохая форма, воровство и издевательства офицеров раздражали гордого и свободолюбивого Аугусто донельзя. Спустя два месяца он вместе с целым отрядом дезертировал и перешел на сторону мятежного генерала Гонзалеса, наводившего в то время ужас на правительственные войска. Гонзалес укрывался в сельве, вел непримеримую борьбу с «американскими наймитами» в правительстве президента Гомеса… Вскоре отважный и преданный делу революции Нуньес стал капитаном, а затем и полковником мятежной армии. В те годы в Банании было много недовольных режимом, революционеры поднимали голову и добивались всё больших успехов. Отряды полковника Нуньеса доставляли немало хлопот президентской армии, за что сам он получил прозвище «Свирепый Нуньес» и впоследствии удостоился высшей революционной награды - Ордена Свободы. Война ширилась и охватывала все больше областей страны, и вот уже мятежники подошли вплотную к столице Банании…

В тяжелых боях революционерам противостояли президентские солдаты и американские морские пехотинцы. Ими был захвачен и расстрелян генерал Гонзалес. Казалось, мятежники вот-вот будут разгромлены. Но тут на авансцену выступил Нуньес, произведенный в день смерти Гонзалеса в генералы. Он сумел собрать все силы и в ходе блестящей военной операции разгромил противника. После этого в течение трех дней революционеры проводили кровавую чистку по всему городу, хватая и расстреливая всех, кто был замешан в связях с режимом президента Гомеса. Сам Гомес, однако, успел скрыться в неизвестном направлении.

С тех пор 17 октября — день взятия Сан-Банано — отмечается в стране как День Освобождения.

* * *

Прошло много лет. Генерал Нуньес был избран президентом республики Банания и возглавил «Народную партию» в парламенте. Была принята новая конституция, обещавшая народу всевозможные свободы, а стране — процветание. И хотя до процветания было далеко, постепенно разрушенная экономика восстанавливалась, налаживалась мирная жизнь. Пару лет назад генералу было присвоено почетное звание «отца нации» — по сообщениям прессы, бананийский народ встретил эту новость с ликованием.

В то же время оказалось, что Нуньес хоть и силен на поле боя, мало смыслит в тонкостях политики. Поэтому его мгновенно окружили многочисленные советники, убедившие отказаться от самых радикальных реформ и ставшие медленно, но верно менять политический курс. Нуньес сначала пытался бороться и грозил всем расстрелом за предательство народных интересов. Потом смирился. Не удалось и добиться независимости в отношениях с Вашингтоном, хотя американцев генерал ненавидит лютой ненавистью со времен войны. Но делать нечего, и на торжественных приемах он с фальшивой улыбкой жмёт руки ненавистным концессионерам-гринго.

Генерал Нуньес — очень влиятельный человек, и без его слова не обходится ни одно решение. Но вот в выработке этих решений ему самому приходится лавировать между министрами, парламентариями, военными, оппозицией и беднотой. Власть над страной быстро отучает от идеализма. Поэтому генерал то проводит раздачи государственной земли крестьянам, то поднимает косвенные налоги. То упрямо отстаивает интересы страны в отношении поставок сельскохозяйственной продукции в Европу, то сдает позиции Америке. То реформирует армию и строит школы, а то громит оппозиционные газеты и партии. Одни восхваляют его и считают величайшим гением в истории Банании, другие критикуют и готовят покушения.

Что же до семьи генерала, то Нуньес-старший вместе с женой отбыл из раздираемой революцией Банании еще в последние дни войны и не вернулся туда вплоть до самой смерти. Он умер от рака несколько лет назад, так ни разу и не ответив на письма своего сына. Один из старших братьев стал выдающимся журналистом, за роман о жизни в Банании его уже удостоили нескольких литературных премий. Другой стал активным борцом за права человека, и посвящает много времени обличению положение дел в «фашистской» Банании…

Для своих родных Аугусто так и остался навсегда позором семьи — неудавшимся музыкантом и презренным диктатором…

* * *

В беспокойной душе самого генерала Нуньеса в последние годы борются два человека.

С одной стороны, он мало изменился — решительный боец, всемогущий и справедливый правитель, последняя надежда бедняка, защитник угнетенных, любимец народа. Выступая в красиво расшитом мундире перед народом, он способен часами произносить вдохновенные речи — и эти речи действительно трогают публику, не оставляя шансов иным претендентам на президентское кресло. Нуньес уже не молод, толст и неповоротлив, но по-прежнему обладает ясным умом и мужеством, которого хватило бы на десятерых. Генерал может с личной инспекцией внезапно обследовать любой уголок страны и нещадно покарать за проступки и казнокрадство. Его знают, уважают и боятся.

С другой стороны, порой он так мало решает, что вынужден в бессильной злобе кусать локти. А им тем временем активно манипулируют советники, призывающие «мыслить в перспективе», «пойти на уступки», «не выносить поспешных решений» — он вначале негодует, затем смиряется, слушает и, запутавшись во всем, готов махнуть на происходящее рукой.

В такие моменты президент тихо спускается из своего кабинета, оставленного дорогой мебелью, в библиотеку, где среди полок с книгами стоит великолепный немецкий рояль. Генерал садится за клавиши и играет… Вначале вернуться к этому занятию было трудно — казалось, он все уже позабыл, да и правая рука, некогда простреленная в боях, сильно ноет, не дает потом спать ночью. Но «Свирепый Нуньес» презирает боль, а до конца разучиться играть невозможно. Есть еще одна немаловажная деталь — к своим пятидесяти годам он понял, как все же любит музыку, хотя не посмел бы в этом признаться никому.

Президенту давно уже хочется оставить пост, все чаще дождливыми вечерами его грызет хандра, хочется наплевать на всё и вновь зажить спокойной частной жизнью где-нибудь в Бразилии или Венесуэле. Но чувство долга перед страной не дает ему уйти — генерал не видит достойного преемника. Назначь любого из советников — от всех завоеваний останутся рожки да ножки, страну разворуют по кирпичику. Поэтому генерал терпит, борется как может за свое понимание народного счастья и надеется, что однажды достойный преемник отыщется…

А уж кем запомнит Аугусто Нуньеса история — отцом нации или же просто одним из многочисленных диктаторов — это уж решать не ему.

© Junior